Пабло

– Джейн, меня опять вырубило. Мы в больнице… Хорошо, что мы в больнице. – Бледный китаец лет 50 на вид, с дебелой бледной кожей, трёт виски и смотрит прямо перед собой. Сидящая рядом с ним пожилая женщина в тяжёлых очках кивает:
– Рисуй, рисуй, Пабло.

– Как Вас зовут?

– Алиса.
– Алиса, послушайте, ведь нельзя себя убивать? Нельзя, да?
– Нельзя.
– Мои дяди и тёти, мои племянники, мои племянницы – они все умерли.. Вот тут, – достаёт смятую бумажку из кармана; при этом на стол и на пол вываливается ещё целая кипа других, жёлтых, линованных, серых, бумажек, таких же помятых и затасканных. – Вот тут.. Написано. В медицинском центре Бет Израэль, сотрудники Шэрон, Линда, Аннет – они спасли мне жизнь. Я записал имена. Я оставался в одиночной комнате пять дней, они давали мне лекарства, и я ничего с собой не сделал… Как Вас зовут?
– Алиса.
– Я устал, я отдохну…
– Не будете пока рисовать? Ну, хорошо, отдохните, раз устали.
– Я сильный! Я могу… Вот, смотрите. – Он вытягивает левую руку, потом сгибает её в локте. Рука сильно дрожит. – Смотрите. Как Вас зовут?
– Алиса.
– Алиса… Смотрите. – Он неловко поднимается из-за стола и начинает размахивать руками и кружить по студии, то попадая, то не попадая в ритм “Гимнопедий” Сати. Улыбается и очень доволен собой.
– Танцуете?
– Смотрите, смотрите!
lsh-drawings
Скоро он устаёт и, пошатываясь, возвращается к столу.
– Рак. У меня иногда бывает недержание во сне, я писаюсь на простыни. Отец умер от рака печени. Мама умерла, когда мне было восемь. Как Вас зовут?
– Алиса.
– Ведь нельзя себя убивать, да?
– Да. Никогда не знаешь, что ждёт тебя там. Не нужно.
– Вот, тут написано.. Я был в больнице, они меня спасли. Шэрон, Линда и Аннет. Давали мне лекарства, я был в тихой комнате пять дней. А потом в Шаттаке. Они тоже помогли… Где эта бумажка?
Роется в кипе смятых бумажек, выпавших из его кармана.
– Ведь нельзя себя убивать?
– Нет, нельзя. Пабло, не волнуйтесь, вы в безопасности здесь.
– Я им сказал, что собираюсь что-нибудь с собой сделать, они дали мне лекарства, я запихнул их в рот… Так плохо поступать… Простите меня. Я потом у всех попросил прощения.. Так нельзя. Я знаю. Я угрожал своему брату. У него я тоже потом попросил прощения. Они дали мне лекарство, и я был в тихой комнате пять дней. Они меня спасли. Как Вас зовут?
– Алиса.
– Алиса… Простите, это всё лекарства. Смотрите. Видите? – Пабло вытягивает руку, она трясётся. – Я не специально…
– Ничего страшного. Он простил?
– Я обещаю, что такого больше не повторится.
– Хорошо. Брат – он простил Вас?
– Да.. Ведь нельзя себя убивать? Джейн, скажи, ведь нельзя себя убивать, да?
– Что-что?
– Убивать себя.. Нельзя так делать, да?
– Не-ет! Конечно, нет.
– Признаться, я всё ещё зол на моего брата… Ему давали деньги. Четыреста, и ещё четыреста, и ещё четыреста. Он не давал мне одежды, еды. Он всё забрал, все мои деньги… Как Вас зовут?

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s